Юлия РУТБЕРГ: «Я знала, что за роль Фаины Раневской меня оплюют»

Актриса рассказала «МОЁ!», чем её порой раздражают зрители, почему она долго подступалась к роли Раневской и в чём сын Григорий намного её превзошёл

Фото: Анна ЯСЫРЕВА
Актриса Юлия Рутберг призналась, что её пугают поклонники, которые сотворяют из неё кумира
Фото: Анна ЯСЫРЕВА
Юлия Рутберг говорит, что актёрская профессия — это ад, хотя по ней и её коллегам по творческому цеху этого не скажешь
0 409 16:13, 15.10.2017 № 1195 от 10.10.2017

«Привет, маньяк!» — спектакль с таким названием представили 7 октября в Воронежском концертном зале актёры Юлия Рутберг, Андрей Ильин и Илья Бледный. Юлия Рутберг — одна из ведущих актрис театра имени Вахтангова, в 2012 году она получила престижную премию «Хрустальная Турандот» за главную роль в спектакле Римаса Туминаса «Медея». Телезрители хорошо знают эту актрису по фильмам «Каменская», «Анна Герман», «Орлова и Александров», «Диверсант» и многим другим.

«Лошадиный смех зрителей — это элемент пошлости»

— Юлия Ильинична, по сюжету спектакля у вашей героини, актрисы, появляется навязчивый поклонник. А в жизни подобные ситуации у вас случались?

— Бывало всякое. В театр приходят и умнейшие люди, с которыми любо-дорого поговорить, и те, от которых хочется бежать. Иногда сталкиваешься с шизофрениками, которые себе сотворили кумира. Когда это на грани фобии и мании, это страшно.

— А вообще, что вас раздражает в поведении зрителей?

— Звонки мобильников, конечно, и лошадиный смех. Эти люди, наверное, думают, что оказывают мне большую честь, а я прихожу в ужас. Это вносит элемент пошлости в спектакль, я больше всего люблю тишину в зале. Нет, приятно, когда я слышу смех, но если он интеллигентный.

— В этом году исполнится 30 лет, как вы пришли в театр Вахтангова. Сложно было в конце 80-х приживаться среди таких корифеев, как Лановой, Купченко, Яковлев, Ульянов?

— Нет, нас, маленьких, пестовали. С одной стороны, Михаил Александрович Ульянов (в то время режиссёр театра. «Ё!»), а с другой — Юрий Васильевич Яковлев. Тебя берут в оборот, о тебе заботятся. Это было очень трогательно, но с нас и спрашивали ого-го! Актёрская профессия — это ад. Здоровье, выдержка, внешность — ты до конца жизни должен быть космонавтом, английским шпионом и фотомоделью! Болит ли у тебя голова, сломана ли нога, умер кто-то — это никого не волнует, билеты проданы. Но и я без этого не могу.

«Театр — не мужская профессия»

— Ваш сын Гриша тоже учился на актёра, но не работает в профессии (он живёт в США и работает в рекламе. — «Ё!»). Вы этому рады?

— Хорошо, что он отучился на актёра. Когда человек не попробовал, он потом будет всех винить: вот, вы меня не пустили… А он попытался, вышел на сцену и сказал: «Знаешь, мам, театр вообще не мужская профессия». Я не осудила, я поняла, что в отличие от меня он без этого может. Наши дети всегда лучше, чем мы. Гриша во многом меня превзошёл в качестве родителя. Он такой отец — мне и не снилось быть подобной матерью! Как он с детьми во­зится, у него 5-летний сын и 3-летняя дочка. Да-да, я дважды бабка, а всё пою и пляшу в кринолинах!

— Вам в 2016 году присудили звание Народной артистки. Что для вас оно значит?

— А как вы думаете? Сейчас вообще вышел указ президента — награждать в год всего по четыре человека. При этом я никого об этом не просила. Просто мне позвонил мой дорогой Александр Ширвиндт, который был в комиссии, и сказал: «Девочка моя, я тебя поздравляю — мы все вслепую проголосовали за тебя единогласно!» Гордость была невозможная.

«Я была уверена, что меня освистают, а меня наградили»

— А как вы подступались к образу Фаины Раневской в фильме «Орлова и Александров»?

— Очень тяжело. Это была афера, но в итоге я была очень рада, что всё получилось. Нужно было попытаться передать то, что ей было дорого, её искромётный юмор. Она же невероятный человек. У неё такая органика! Она играла с наслаждением. До определённого возраста. А дальше она уже жила. Я её видела в спектакле  «Дальше — тишина», там она жила. Выходила эта глыба с детскими глазами… Это было просто  какое-то шаманство.

— Вы рассказывали, как боялись, что вас освистают, «оплюют» за эту роль…

— Я не боялась, я была в этом уверена. Раневская — это же имя нарицательное. А меня ещё и наградили за эту роль премией Миронова. Гафт, Басилашвили и Крючкова, посмотрев сериал, тут же созвонились и сказали: ей премию!

Анна ЯСЫРЕВА

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1