«В Германии нам не хватало настоящей жизни»

Немецкая семья переехала из Германии в Воронеж и уже два года добивается получения российского гражданства

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО
1 сентября Дитмар и Диана отвели детей в обычную воронежскую школу, причём младший сын Константин пошёл первый раз в первый класс
Это фото было сделано несколько лет назад в Германии, но уже тогда Дитмар и Диана чувствовали, что их очень тянет в Россию. Фото из личного архива Дитмара и Дианы Ламбрехт.
0 1182 14:51, 07.09 № 1190 от 05.09.2005

Я сегодня первоклассник,
А вчера ходил в детсад.
У меня сегодня праздник,
Пусть игрушки полежат…

Семилетний Константин, немного смущаясь, рассказал нам эти стихи на пороге теперь уже родной 38-й воронежской школы. Обычный мальчишка, не отличишь от тысяч других первоклассников. И уж тем более не поверишь, что в России Костя и его 9-летняя сестра Настя, которая пошла в третий класс той же школы, живут всего два года. А до этого они росли совсем в другой языковой среде, среди людей совсем другой культуры. Потому что они немцы. Но два года назад родители Кости и Насти — Дитмар и Диана Ламбрехт — приняли решение переехать из Германии в Россию…

«Из СССР меня увезли ребёнком»

Папу Кости — 39-летнего Дитмара — на праздничной линейке, посвящённой Дню знаний, не заметить было сложно. Все родители старались быть поближе к своим чадам и волновались, волновались… Дитмар тоже волновался, мы это заметили. Но стоял за школьной калиткой и смотрел на всё происходящее издалека.

— Костя должен почувствовать себя взрослым. А для этого ему сейчас нужно быть самостоятельным, — с немецкой точностью и немецким акцентом сформулировал мысль папа.

Впрочем, как только мы разговорились, у Дитмара вдруг кроме немецкого акцента появился едва уловимый… украинский.

— Вы правильно заметили, я родился в Одессе, — смеётся он. — Но из СССР меня увезли ребёнком. Наша семья уехала в Германию, когда мне было 10 лет, в 1989 году. Поехали мы в Германию по приглашению родственников. Сначала жили в центральной Германии — Тюрингии, сменив несколько небольших городов. Семья у меня самая обычная — отец работал трактористом, мама агрономом… Сейчас я пробую перетащить их сюда, в Россию. Надеюсь, что получится.

Дитмар, судя по дипломам на его страницах в социальных сетях, сделал вполне успешную карьеру. Окончил немецкую школу. Затем училище в Гейдельберге по специальности «Специалист по сбыту и снабжению на промышленном предприятии». Работал экономистом на нескольких предприятиях. Долгие годы в его круге общения были в основном немцы. И русский язык, и короткое советское детство почти забылись. Но в 2007 году Дитмар решил сделать себе подарок ко дню рождения — побывать в Одессе. И в экскурсионном автобусе совершенно случайно познакомился с девушкой Дианой, которая, как и он, хотела посмотреть на город. Диана, этническая немка, родилась в Узбекистане, затем её семья, как и семья Дитмара, переехала в Германию...

— Но я всегда старалась проводить свой отпуск в России, — вспоминает Диана. — Даже в Сочи отдыхала. И вот решила съездить в Одессу.

Генетическая память

Супруги вспоминают, что в автобусе общались на немецком. Но именно в залитой летним солнцем Одессе в их немецком вдруг стали проскакивать русские слова… Вернувшись на вторую родину, Дитмар и Диана продолжили общаться, завязались отношения, и Дитмар переехал к Диане в городок Фрайбург, расположенный на стыке границ Германии, Франции и Швейцарии.

Читая про Фрайбург в «Википедии» и на туристических порталах, диву даёшься. Хвойные леса, замечательный климат (зимой температура не опускается ниже нуля почти никогда), старый город с черепичными крышами домов и узкими улочками. И что им там не жилось?

И вновь Дитмар и Диана объясняют это долго и по­дробно. Дело, конечно, было не во Фрайбурге, а в неожиданно проснувшемся интересе к исторической родине. Начав жить вместе, молодые люди всё больше и чаще начали говорить по-русски, пересматривать советские фильмы, слушать российскую и украинскую музыку и ловить все новости о России и Украине…

«В России любят и ненавидят всей душой»

— Мы часами слушали «Би-2», это было так круто! — вспоминает Дитмар. — А в 2008 году мне впервые стало Россию… жалко, как что-то родное. Все наши СМИ по поводу событий в Южной Осетии заявили, что Россия — агрессор, потому что вторглась в Грузию. Но мы старались получать информацию из разных источников, и я убедился, что на самом деле это была миротворческая операция.

Когда в 2009 году семья Ламбрехт пополнилась новым членом, Дитмар и Диана решили назвать дочь Анастасией. А родившегося через два года сына — Константином. Не самые немецкие имена… И всё же ну не одна же музыка и новости из России и русские имена детей могут заставить человека переехать в незнакомую в общем-то страну, пытаем мы Дитмара.

— Понимаете, нам в Германии очень не хватало неожиданностей, настоящей жизни, — терпеливо объясняет он. — В Германии у каждого человека жизнь расписана с рождения и до глубокой старости. Не успел ребёнок родиться, ему уже налоговый номер присваивают. Это скучновато. Кроме того, чем больше я читал про Россию, тем больше понимал, что в Германии за всё нужно платить гораздо больше, чем здесь. Обычное бесплатное среднее образование в Германии позволит тебе стать только рабочим. За более-менее приличное образование там нужно платить.

Весной 2015 года Дитмар и Диана решились на смелый эксперимент — подали документы на участие в российской программе переселения соо­те­чест­венников из-за рубежа. Вообще-то Дитмар хотел во Владивосток. Но  столица Приморья в программе не участвовала, а в столице Черноземья, наоборот,  ждала переселенцев. Дитмар и Диана прилетели с детьми и четырьмя чемоданами в Москву, а оттуда в Воронеж…

Сейчас, спустя два с лишним года, семья по-прежнему живёт на съёмной квартире. Дитмар работал начальником производства на небольшом предприятии, а сейчас уволился из-за ссоры с руководителем и вновь ищет работу. Диана пока домохозяйка.

Дитмар с удовольствием сравнивает Россию и Германию. И это весьма трезвая оценка.

— Люди в России такие… недоверчивые и отзывчивые одновременно, — считает Дитмар. — Был момент, когда у нас совсем закончились деньги, и квартирная хозяйка заставила нас съехать. И представляете, нас на несколько дней пустили пожить малознакомые соседи. Я убедился, что в России и ненавидят, и любят всей душой.

Немец и русский бизнес

Если говорить о бизнесе, то российский обычай вести дела Дитмара поначалу удивил:

— Знаете, есть такая поговорка: «Вы делаете вид, что платите нам, а мы делаем вид, что работаем»? В некоторых местах работу, которую могут сделать двое, выполняют пять человек, но за маленькую зарплату. Удивился тому, что субординация в организациях зависит не от должности, а от знакомства. В Германии начальник отдела никогда не станет повышать голос на начальников других отделов только потому, что он родственник руководителя, а они нет. Но больше всего меня удивляет, почему у нас в России мало кто строит в бизнесе планы на далёкое будущее.

Почти все стараются открыть какое-то дело, которое принесёт прибыль сразу же. Все бизнесмены нервничают из-за курсов валют. Хотя чего волноваться? Россия — самая большая страна в мире, далеко не бедная. Главное — работать честно.

С программой переселения соотечественников из-за рубежа тоже не всё гладко. Однако в следующем году Дитмар и Диана всё же надеются получить российское гражданство. И пока уезжать в Германию не собираются.

— Знаете, в самый первый вечер в Воронеже я вышел покурить на балкон в съёмной квартире, — вспоминает Дитмар. — Посмотрел на небо, вдохнул полной грудью и вдруг почувствовал, что после какого-то долгого путешествия наконец-то оказался дома. И с тех пор это чувство не отпускает.

Роман ПРЫТКОВ

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1