Мои склепы с краю — ничего не знаю!

Как корреспондент «МОЁ!» искала в Крыму археологические ценности

Корреспонденты «МОЁ!» откапывают не только сенсации, но и археологические ценности. Фото Евгении ГВОЗДЕНКО.
Кости, которые археологи-волонтёры поначалу приняли за скелет животного, оказались останками кочевника. Фото Евгении ГВОЗДЕНКО.
0 310 18:39, 26.07.2017 № 1184 от 25.07.2017

Профессия археолога - одна из самых романтичных в мире. Кинематографисты и литераторы немало потрудились, чтобы придать ей ореол мистики и загадочности. Корреспондент «МОЁ!» на время летнего отпуска решила исполнить давнюю мечту и попробовать себя в роли археолога.

Полезное с приятным

Стать археологом может любой человек, которому здоровье позволяет заниматься физическим трудом. Существует множество волонтёрских программ, в рамках которых добровольцев приглашают присоединиться к археологическим экспедициям в разных точках страны. Помониторив в интернете программы, я выбрала экспедицию, которая занималась раскопками в Крыму, в посёлке Яковенково недалеко от Керчи. Тут была возможность соединить полезное с приятным: раскопки и отдых на море, благо лагерь располагался практически на побережье.

На место я приехала 3 июля. Два десятка палаток, несколько хозпостроек и огромный навес с рядами длинных столов — вот и весь лагерь археологов. Копать землю съехалось около 40 волонтёров из разных точек России, а также из Бельгии и Египта. В нашу задачу входили раскопки участка земли площадью 40 квадратных метров, под которым находился античный склеп. Работа с 7 утра до часу дня, потом — свободное время. С каждого волонтёра взимался членский взнос в размере 500 рублей в день на питание, воду и электроэнергию.

Проклятие древних могил

Администрация лагеря — профессиональные историки и археологи — по вечерам читали лекции, знакомя новичков с историей мест, где им предстоит копать. Работы велись в некрополе Кыз-Аул, рядом с посёлком Яковенково. С I века до н. э. по I век н. э. тут строили склепы для захоронения семей местной знати. Историки полагают, что некрополь относился к античному городу Китей, у Керченского пролива.

Проклятием древних могил историки называют чёрных копателей, которые вскрывают старые склепы в поисках ценностей, зарытых вместе с покойниками. К примеру, в тех местах, где копали мы, находили захоронения с золотыми пластинами, покрывавшими глаза и рот покойных. Чёрные копатели прошлых столетий разворовывали захоронения, а потом выбрасывали прах и сами селились в склепах. Просторно, прохладно, есть где укрыться от крымского солнца…

Найдём ли мы под землёй склеп «в полном комплекте» или отроем пустышку, наши руководители заранее сказать не могли. К работе я приступила на следующий день после приезда.

Люди в белом

— Могу порекомендовать вам огурец, девушка, — предложила продавщица в сельском магазине на второй день моего пребывания в лагере.

— Зачем? — не поняла я.

— На морду положить! Обгорела — красная как рак!

«Морды», а также колени и руки начинающие археологи сожгли на солнце уже в первый день работ, когда вышли на раскоп в маечках и шортах. Бывалые же копатели (волонтёры, прожившие в лагере хотя бы неделю) ходили на работу в белых льняных рубахах и светлых брюках. Белые одежды, контрастировавшие с пылью, летающей над раскопом, смотрелись странновато, но от солнечных ожогов кожу оберегали.

Романтическое представление об археологии улетучилось в первый же день. Работа на раскопе — это тяжёлый физический труд. Пыль, пот, мошки, жгучее солнце и огромные массы земли, которые нужно снять и перенести с одного места на другое. Первые два часа с лопатой работается превосходно, третий час — нормально, четвёртый — плохо, пятый и шестой — на пределе сил.

Целую неделю, работая по 6 часов в сутки, мы находили только окаменевшие ракушки и осколки сосудов. Всё это разрешалось разбирать на сувениры, поскольку исторической ценности не представляло. Энтузиазма придавали три вещи. Во-первых, море. Наш раскоп находился на холме прямо над длиннющим песчаным пляжем. Иногда в наши края заплывали дельфины. Во время получасового перерыва некоторые успевали сгонять на пляж и освежиться в прохладной воде. Во-вторых, источником силы выступали коллеги. Чтобы не было скучно, шутили, играли в словесные игры. В-третьих, была надежда, что мы всё-таки что-то найдём.

Скелет по имени Яша

В предпоследний день моей работы из земли показались кости. К этому моменту мы углубили раскоп почти на метр. Поскольку склеп должен был находиться глубже, а кости лежали в земле, мы решили, что нашли останки животного. В тот момент руководства на раскопе не было, поэтому волонтёры достали перочинные ножи и стали сами извлекать кости. Версии были разные: одни говорили, что это лошадь, другие утверждали, что баран. Споры продолжались, пока из земли не показался человеческий череп…

Вечером волонтёрам досталось от руководства за то,  что нарушили процедуру изымания находок из земли, которая позволяет не повредить предметы и зафиксировать на фото каждый этап. Однако вина тут лежала скорее на руководстве — недосмотрело.

Что касается найденных останков (скелет окрестили Яшей), то они предположительно принадлежали кочевнику, посещавшему эти места, когда античное кладбище уже пришло в упадок. На другой день волонтёры обнаружили в земле ещё одного «Яшу», а рядом с ним останки лошади.

Этим мои находки на раскопе и ограничились, поскольку мой отпуск подходил к концу. Землю мы углубили настолько, что стали видны камни склепа. Работы по зачистке склепа продолжаются. Вскрытие могилы будет происходить в августе. Кстати, несмотря на трудности, я собираюсь и в будущем году поехать в те же места и снова поучаствовать в раскопках. Археология, оказывается, затягивает...

Фото Евгении ГВОЗДЕНКО.

 

Евгения ГВОЗДЕНКО

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1