Как Гагарин получил нагоняй за воронежского конструктора

Зачем первый космонавт перед знаменитым «Поехали!» произнёс фамилию главного конструктора воронежского КБХА

Косберг (в белом) с Королёвым (крайний слева) и Гагариным (крайний справа) на космодроме Байконур, 1964 год
0 239 17:05, 13.04 № 1169 от 11.04.2017

Все знают знаменитое гагаринское «Поехали!». Но мало кто знает, что первым словом, произнесённым Гагариным в космосе, стала фамилия главного конструктора и основателя ОКБ-154 (ныне воронежского КБХА) Семёна Косберга. Сейчас это звучит как легенда, да и проверить это нельзя, ведь в официальную стенограмму общения Гагарина с Землёй, засекреченную до недавнего времени, попало только «Поехали!». Но основания произнести в космосе фамилию Косберга у Гагарина были.

Заветная вторая космическая

Начнём с того, что главным препятствием для первого полёта в космос было отсутствие двигателя, способного развивать вторую космическую скорость (11,2 км/с), позволяющую преодолеть притяжение Земли. Первый искусственный спутник Земли, запущенный 4 октября 1957 года, был выведен на орбиту двухступенчатым ракетоносителем. Но для того чтобы выйти за пределы орбиты, требовалась третья ступень, способная развивать ту самую вторую космическую скорость. Над созданием третьей ступени и ломал голову легендарный Сергей Королёв, бывший в то время генеральным конструктором ракетно-космической промышленности СССР. Ни одно конструкторское бюро не решалось взять на себя столь трудную задачу.

И тут взор Королёва пал на воронежское ОКБ-154, которое возглавлял Семён Косберг. Справедливости ради, Косберг не специализировался на космической отрасли. Его стихией были авиационные двигатели. Ещё до войны он разработал прорывную по тем временам технологию непосредственного впрыска топлива, которая позволила существенно повысить мощность, экономичность и эксплуатационные характеристики авиационных двигателей. Интуиция Королёва подсказывала ему, что незаурядный ум и изобретательность 54-летнего конструктора воронежского ОКБ помогут в создании заветной третьей ступени.

Вагон французского шампанского за освоение Луны

Встреча Королёва с Косбергом состоялась 10 февраля 1958 года. Никто не знает, как Королёву удалось «соблазнить» воронежского коллегу взяться за сложнейшую и в некотором смысле авантюрную задачу. Есть мнение, что Косберг не устоял перед аргументом: «Семён Ариевич, на Луну ведь полетим без вас». И Косберг взялся. Двигатель третьей ступени ОКБ-154 совместно с королёвским ОКБ-1 (москвичи делали камеру сгорания) воплотило в жизнь всего за шесть месяцев.

Косберговский двигатель РД-0105 2 января 1959 года впервые в мире был запущен в космосе (до этого ракетные двигатели запускались только на Земле). С помощью этого двигателя советские ракеты впервые достигли поверхности Луны и сфотографировали её обратную сторону. За вклад в освоение Луны Косбергу присвоили учёную степень доктора наук. Он стал лауреатом Ленинской премии. А на обратной стороне Луны его именем назвали кратер площадью 58 квадратных километров. Получил Косберг и ещё один подарок. Один французский винодел поклялся выделить тысячу бутылок шампанского тому, кто первым увидит обратную сторону Луны. И своё обещание сдержал, прислав вагон с шампанским в Москву. Три ящика достались воронежскому ОКБ-154. Как вспоминал потом в беседе с корреспондентом «МОЁ!» свидетель тех событий, ныне покойный советник генерального директора КБХА Анатолий Сысоев, один из ящиков распили прямо на работе, а два других разобрали сотрудники. Несколько бутылок досталось Косбергу, который потом по особым случаям угощал этим изысканным шампанским гостей.

«Косберг сработал!» — «Качать Косберга!»

Сразу после освоения Луны Косберг взялся за разработку нового двигателя для первого полёта человека в космос. Гагаринский РД-0109 создавался уже целиком в Воронеже. На его разработку ушло год и три месяца. 12 апреля 1961 года этот двигатель вывел в космос ракету «Восток» с Гагариным на борту. В центре управления полётами в момент старта повисло тревожное ожидание. Сработала первая ступень, вторая… «Главный конструктор двигателей последней ступени ракеты  Косберг, вот такой, маленький ростом, в ту минуту будто стал ещё меньше, — описывал те события журнал «Техника молодёжи». — Показалось, что он врос в землю. На площадке много людей, и все с немым вопросом смотрят на него. И вдруг весёлый озорной голос Гагарина с борта космического корабля: «Косберг сработал!» Передал прямым текстом, без шифра. Что тут было! Косберг подпрыгнул выше своего роста. Ребята кричат: «Качать Косберга!» А он стоит, улыбается такой уставшей улыбкой и выговорить слова не может»…

По другой версии, Гагарин перед знаменитым «Поехали!» произнёс: «Косберг включился». К слову сказать, после этого первый космонавт получил нагоняй от партийного руководства. Имена конструкторов были строго засекречены. Шутка ли — даже звание Героя Социалистического Труда за гагаринский полёт Косбергу вручали закрытым указом Президиума Верховного Совета СССР. Естественно, упоминание Косберга не попало и в официальную стенограмму переговоров с Гагариным.

— В книжке, опубликованной под руководством НАСА, я находил информацию, что американцы прослушивали трансляцию с взлёта Гагарина практически сразу, — рассказывает правнук Косберга Стас Зайдес, проживающий сейчас в Москве. — И соответственно, когда была произнесена эта фраза «Косберг сработал!», они стали судорожно искать, что же это за такой аппарат, почему он называется «Косбергом» и как же он сработал.

Первый автограф Гагарина

Говорят, что именно Косбергу Гагарин дал первый в своей жизни автограф после приземления. Как известно, капсула с Гагариным приземлилась на поле в 27 километрах южнее города Энгельса (Саратовская область). Косберг, отправившийся встречать Гагарина в составе официальной делегации, протянул первому космонавту свежий номер местной газеты «Волжская коммуна» от 13 апреля 1961 года. На этой газете рядом с сообщением ТАСС о своём полёте Гагарин и написал: «С.А. Косбергу за третью ступень». Эта газета до сих пор хранится в краеведческом музее города Слуцка. Именно в этом небольшом городишке под Минском в 1903 году в семье кузнеца-кустаря и родился Семён Ариевич Косберг. В Воронеж Семён Ариевич перебрался в 1946 году, когда после войны сюда из эвакуации в городе Бердске перевели ОКБ, которое он возглавлял.

Сандуны с Королёвым

Несмотря на свой громадный вклад в освоение космоса, Косберг мало известен в широких кругах. В отличие от того же Королёва. Первой официальной публикацией с упоминанием фамилии Косберга стал… его некролог, вышедший в газете «Правда» 5 января 1965 года. Даже когда в 1972 году вышел в свет том Большой советской энциклопедии, статью о Семёне Косберге включили в него лишь в последний момент. В КГБ долго решали, стоит ли упоминать фамилию засекреченного конструктора даже спустя 7 лет после его смерти.
При жизни Косберг и Королёв были не просто коллегами, но и настоящими друзьями.

— Трудоголик был самый настоящий! — вспоминает о деде Галина Косберг, внучка Семёна Ариевича. — Но и отдыхать со вкусом любил. В баньку хаживал в компании с Королёвым. Бабушка ужасно злилась, даже через многие годы, когда об этом вспоминала. Потому что Королёв был известным бабником, и бабушка ревновала ужасно — всё-то ей казалось, что в тех баньках они хулиганят. Имеется у нас телеграмма от Королёва: «Сёмчик зпт встречаемся в сандунах зпт всё с собой». И поперёк бабушкиной рукой надпись: «Не пущу!»

«Ну и упрямый же ты еврей»

Еврейские корни Семёна Косберга, бывало, становились причиной конфликтов. Академик Борис Черток в своей книге «Ракеты и люди» описывает конфликт, случившийся у Косберга с конструктором Василием Мишиным, с которым они работали над двигателем РД-0105: «Для первого «лунника» Мишин настаивал на разделении работы: мы брали на себя камеру сгорания, а Косберг — турбонасос, газогенератор и арматуру. Так бы и договорились полюбовно, но при каком-то дележе обязанностей и ответственности Мишин вспылил и неосторожно сказал Косбергу: «Ну и упрямый же ты еврей». Тот вспыхнул, выскочил из кабинета Мишина и влетел к Королёву, в кабинет напротив. Королёву Косберг заявил, что с антисемитом он работать не будет, и, выбежав из кабинета, скомандовал своему заместителю Конопатову: «Уезжаем!» Королёв вызвал к себе Мишина. Какой уж был между ними разговор, не знаю. Но Косберга по команде Королёва перехватили и вернули. Последовали объяснения, после которых мир был восстановлен».

Трагический конец

Семён Косберг скончался на 62-м году жизни 3 января 1965 года. Под Новый год случилась трагедия. После очередной командировки в Москву Семён Ариевич вернулся в Воронеж. Его самолёт приземлился на взлётно-посадочной полосе авиазавода. Косберг сел в автомобиль и поехал домой. На обледенелой дороге попал в аварию. С тяжёлыми травмами Косберга доставили в больницу, где через несколько дней он скончался. Но даже на больничной койке Семён Ариевич не переставал думать о работе. Когда пришёл в сознание, первым делом потребовал к себе всех своих заместителей и прямо в палате устроил совещание. Как оказалось, последнее совещание в своей жизни. Как человека государственного масштаба, Семёна Косберга похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве. Через год не стало и Королёва.

Сколько ещё мог создать Косберг, одному Богу известно. Но даже то, что он сделал всего за 7 лет работы в ракетно-космической отрасли, сложно переоценить. Уже то, что двигатели, разработанные ещё при Косберге, до сих пор поднимают ракеты в небо, говорит о многом.

Роман ПОПРЫГИН

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1