Светлана СОРОКИНА: «У меня больше нет вопросов к Путину»

Телеведущая рассказала, после какого интервью она «хотела повеситься», что она считает одним из самых страшных грехов журналиста и почему не хочет работать на федеральных каналах

Фото: Анна ЯСЫРЕВА
Каких только новостей Сорокина не приносила «на хвосте» за 30 лет работы на телевидении
0 1298 14:26, 04.08.2016 № 1133 от 02.08.2016

Одна из самых известных телеведущих эпохи 90-х и нулевых, трёхкратная обладательница премии «ТЭФИ» Светлана Сорокина приехала в Воронеж на IV региональный медиафорум с мастер-классом о том, как правильно брать интервью.

Интервью — конёк Светланы. Она работала на всех главных каналах страны, но, пожалуй, одна из самых запомнившихся её программ — «Герой дня» на НТВ, которую она вела с 1997 по 2000 год. В студии Сорокиной оказывались самые известные люди страны, побывать на «Герое дня» считалось престижным. Сейчас Светлана также работает в жанре интервью — она ведёт программу «В круге СВЕТА» на радио «Эхо Москвы», ток-шоу на канале «Дождь», а ещё преподаёт в Высшей школе экономики. На мастер-классе и после него, в интервью, корреспонденты «Ё!» поинтересовались, что она думает о современном телевидении, своих коллегах и собеседниках.

«Собчак из светской львицы превратилась в зубастого журналиста»

— Сейчас на телевидении много программ-интервью. Кого из коллег поставили бы нам в пример?

— Нравится, как работает Юлия Меньшова («Наедине со всеми», Первый канал. — «Ё!»), Борис Берман и Эльдар Жандарёв («На ночь глядя», Первый канал. — «Ё!»), Владимир Познер («Познер», Первый канал. — «Ё!»), который находится в той стадии величия, что на равных беседует с гостем, причём нередко оказывается умнее героя. Мне и Собчак интересна («Собчак живьём», канал «Дождь». — «Ё!»), она из светской львицы превратилась в цепкого, зубастого журналиста. Может задать любой вопрос. Иногда это выглядит чересчур резко. Но это лучше, чем подобострастие, которое считаю одним из самых страшных грехов журналиста.

— Часто наблюдаете этот «страшный грех» на телевидении?

— Недавно вышел фильм канала «Россия» о Рамзане Кадырове (специальный выпуск программы «Прямой эфир» о реалити-шоу «Команда». — «Ё!»). В нём есть интервью журналиста с президентом Чечни. Это просто позор! Рамзан сидит, развалясь, а корреспондент (Борис Корчевников. — «Ё!»), стоя за его спиной, изогнулся и не знает, как, будучи сверху, заглянуть снизу. Думаете, с Рамзаном нельзя иначе? Да, он тяжёлый собеседник. Но я помню, как к нему ездила Марианна Максимовская, и она себя так не вела. Он был зол на неё, и интервью получилось нервным. Но подобострастия там в помине не было!

«Землю жрать буду!»

— Собеседники бывают разные. Как вы поступали в особо «тяжёлых» случаях?

— Помню, делали мы интервью с учёным, которому исполнилось 100 лет. Николай Доллежаль, конструктор ядерных реакторов. Он очень капризничал — ну сто лет человеку, плюс мы опоздали. Я ему говорю: «Я клянусь, мы будем говорить ровно 15 минут и оставим вас в покое!» Он: «А как вы можете поклясться?» Я хватаю горшок с цветком и со зверским лицом говорю: «Землю жрать буду!» Он разулыбался, и контакт наладился. Тяжёлый случай — чиновники и военные. Мой оператор однажды записывал интервью в Петербурге у командующего округом. Тот стоял перед камерой и чеканил ответы. Оператор попросил переговорить, мол, зрителю это будет неинтересно. Ответ последовал такой: «А у меня один зритель — министр обороны!»

— Если бы вас попросили вернуться на федеральный канал, согласились бы?

— Меня уже никто и не зовёт. Всему своё время, я уже столько там оттрубила, сколько можно. Я и сама себе сильно не нравлюсь. Тягостное ощущение вызывает то, что сейчас телевидение — абсолютно пропагандистская машина.

— Вы не раз брали интервью у Владимира Путина. Что бы сейчас спросили у него?

— Я задумываюсь об этом каждый раз, когда смотрю его прямые линии. И понимаю, что у меня больше нет к нему вопросов. Просто я заранее знаю всё, что он ответит…

Три собеседника Сорокиной

Владимир Путин —  «Первые его интервью были скучнейшие»

— Первое интервью с Владимиром Владимировичем я делала, когда он возглавил ФСБ. Интервью было скучнейшее, он всячески подчёркивал, что он чиновник, а не политик. Правда, потом мне ещё пару раз приходилось к нему обращаться за интервью, и тут проявилась его черта, не знаю, есть ли она сейчас, — внимательность к журналистам. Я звонила в приёмную, и он всегда сам перезванивал. А в августе 1999 года его назначили премьер-министром, и стало понятно, что именно Путин, возможно, сменит Ельцина. И он дал НТВ единственное тогда интервью. И именно тогда проявилось специфическое чувство юмора нашего будущего президента. Я его спросила, что он будет делать, если столкнётся, как его предшественники, с ситуацией, когда люди из-за задержки зарплат выходят на улицы, перекрывают дороги, садятся на рельсы. Он уточнил: «Выйдут или сядут?» Я говорю: «Сначала выйдут». Он: «Тогда сядут» — и улыбнулся. Сейчас заметны две особенности общения Владимира Владимировича с журналистами. Он не боится никаких вопросов, его даже разозлить сложно. Однако видно, что отвечать ему скучно.

Александр ЛЕБЕДЬ —  «После интервью с ним я хотела повеситься!»

— Когда генерал Лебедь был избран губернатором Красноярского края, я делала с ним первое интервью. Не знаю, что тут сыграло роковую роль — что он очень устал, что у них там было уже за полночь, что я не знала его манеру как собеседника. Короче, я заготовила два десятка вопросов, которых должно было с лихвой хватить на 15 минут эфира. Задаю один, предполагающий долгие рассуждения. А Александр Иванович отвечает: «Да». Задаю другой, а он отвечает: «Нет». И так всё интервью: «да», «нет» и «не дождётесь». Вопросы я исчерпала за пять минут, по мне тёк пот, в итоге оставшееся эфирное время забили рекламой. После того интервью мне хотелось повеситься! Но на следующий день оказалось, что у программы был высокий рейтинг. И я поняла, что если это главное событие дня и главный гость — по большому счёту, неважно, что он отвечает.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ — «Он долго полоскал меня в эфире»

— Жириновский — уникальный персонаж, хотя сейчас он распоясался. Человек незаурядной энергии, очень неглупый, который следит за всем, что происходит. Я у него много раз брала интервью, но в последний раз отказалась — это было вскоре после ситуации с беременной журналисткой, которую он оскорбил. И надо же было моему соведущему начать разговор с фразы: «А вот моя сотрудница отказалась с вами общаться!» И тут он, а он меня прекрасно знает, развернулся во всю гармонь и долго полоскал меня в эфире…

Анна ЯСЫРЕВА

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1