«А над Петром воронежским — вороны…»

Что связывало поэтессу Анну АХМАТОВУ с нашим городом

Анна Ахматова пробыла в Воронеже неделю и посвятила нашему городу стихотворение
Дом Карлсона, когда здесь останавливалась Ахматова, имел в высоту 1,5 этажа. Сейчас здание перестроено, и в нём работает детская стоматологическая поликлиника. В 2006 году здесь установили мемориальную доску
0 1084 12:08, 21.06.2016 № 1127 от 21.06.2016

О том, что Анна Ахматова навещала сосланного в Воронеж поэта Осипа Мандельштама, слышали многие. Однако присутствие нашего города в судьбе Ахматовой не ограничивается  одним только визитом к Мандельштаму.  Накануне 127-летия со дня рождения поэтессы, который отмечается 23 июня, корреспонденты «МОЁ!» с помощью историков вспомнили о том, что объединяет великую поэтессу с Воронежем.

Публикация в воронежском журнале

Первые связи между Воронежем и поэтессой наметились ещё в 1918 году. 29-летняя Анна Ахматова уже была знаменитостью — автором трёх нашумевших стихотворных сборников. В Воронеже готовился к выпуску первый номер журнала «Сирена», в котором планировалось печатать стихи и прозу. Главному редактору этого издания удалось добиться у Ахматовой разрешения на публикацию её стихотворения «Проплывают льдины, звеня». 

— «Сирену» выпускал редактор Владимир Нарбут, — показывает пожелтевший журнал историк и главный библиограф Никитинской библиотеки Борис ФИРСОВ. — Он входил в кружок акмеистов и знал Ахматову лично.  

Ещё об одной ниточке, связывающей Ахматову с Воронежем, можно говорить в связи с именем Бориса Эйхенбаума. Он стал первым учёным, написавшим в 1923 году большое исследование «Анна Ахматова. Опыт анализа».

Кстати, книга Эйхенбаума вопреки воле автора сыграла с Ахматовой злую шутку. С лёгкой руки партийного работника Андрея Жданова, в 1946 году выступившего с обличительной речью в адрес Ахматовой и Зощенко, за лирической героиней стихотворений поэтессы закрепилось определение «Не то монахиня, не то блудница». Это определение было взято им из «Литературной энциклопедии» 1929 года, где было приведено со ссылкой на книгу Эйхенбаума. Цитату просто вырвали из контекста.

Визит дамы 

Анна Ахматова — старинный друг Осипа Мандельштама и его жены Надежды — зимой 1936 года навестила поэта в Воронеже, где тот пребывал в ссылке.  Приехала 53-летняя поэтесса в наш город 5 февраля, а отбыла 11-го. 

Мандельштамы в феврале 1936 года снимали квартиру в доме на углу проспекта Революции и улицы 25-го Октября (сейчас на этом месте высотная новостройка). Поскольку у них было тесно, Анна Андреевна остановилась в семье хорошего знакомого Мандельштамов, тоже ссыльного, агронома Фёдора Маранца, живущего на Поднабережной улице (ныне ул. 20-летия ВЛКСМ, д. 59). Это здание также известно воронежцам как дом Карлсона, названный так в честь рижского садовода Иоганна Карлсона, жившего здесь в XIX веке. 

Всё то немногое, что успела увидеть в нашем городе, Ахматова описала в стихотворении «Воронеж»: 

А над Петром воронежским — вороны,

Да тополя, и свод светло-зелёный,

Размытый, мутный, в солнечной пыли,

И Куликовской битвой веют склоны

Могучей, победительной земли...

Фотографий визита поэтессы в Воронеж, как и статей об этом в воронежской периодике тех времён, нет. Зато сохранились рисунки, которые сделал литературовед Сергей Рудаков. Пока Ахматова была в Воронеже, он нарисовал два её профиля. Один из них датирован 11 февраля, а второй не подписан. Сейчас эти работы хранятся в фондах музея Ахматовой в Петербурге.

В ТЕМУ

«Это не решётка, а окно!»

В 2006 году на дом, в котором останавливалась Анна Ахматова, установили мемориальную доску, приурочив её к 70-летнему юбилею со дня посещения поэтессой Воронежа. Доска состоит из двух частей, напоминающих книжные страницы: чёрной и белой. На белой странице памятная надпись, на чёрной половине решётка.

Эта решётка вызвала споры. Многие недоумевают, почему на этом месте решётка, а не знаменитый профиль поэтессы, ведь сама Ахматова никогда в застенках не сидела. Точки над i расставил автор мемориальной доски Юрий Астапченко.

— Доска посвящена больше Мандельштаму, нежели Ахматовой, — рассказал Юрий Дмитриевич. — Чёрное — это ссылка, в которой Мандельштам находился в Воронеже. Белое символизирует визит друга. А что касается решётки, то это и не решётка вовсе, а створка окна. За ней должен быть белый камень, символизирующий свет в окне. Но после того как доску перевесили с центральной части фасада на боковую, белый камень куда-то дели. И теперь окно стало похоже на тюремную решётку…

Евгения ГВОЗДЕНКО

Добавить комментарий

Ознакомиться с Правилами общения на портале “МОЁ! Online”
* Ваше имя (ник)
Ваш e-mail
(не для публикации)
Тема
(не обязательно)
  • * Текст комментария
  • * Число на картинке
  • Внимание! Поля, отмеченные *, обязательны к заполнению.
 

__
]]>
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1