«Возрождение казачества — не блажь, а потребность времени»

Темой последнего обсуждения в студии «МОЁ! ТВ» стало казачество. В дореволюционной России казачество являлось особой этносоциальной группой, которая пользовалась военными, экономическими и политическими привилегиями.

О казаках современные россияне знают в основном по книгам и фильмам (кадр из фильма Сергея Герасимова «Тихий Дон», 1958 г.)
0 27 10:31, 11.02.2014 № 1004 от 11.02.2014

Какова роль казачества в современной России, в студии обсуждали наказной атаман Воронежского юрта, начальник штаба Воронежского округа Всевеликого войска Донского Александр АГУЛОВ, писатель и журналист Александр ЛАПИН и главный редактор «МОЁ!» Владимир МАЗЕНКО.

Владимир Мазенко (В.М.): Александр Владимирович, чем сегодня является казачество? Чем занимаются казаки? 

Александр Агулов (А.А.): На сегодняшний день в Воронежской области три казачьих общества. Это Центральное казачье войско, Союз казаков России и Всевеликое войско Донское, которое подразделяется на несколько округов. В Войске Донском насчитывается порядка 2 000 человек, в Воронежском казачьем округе — около 150. 

Каждый казак давал присягу служить православию и Отечеству, он обязан охранять его устои. Наш девиз: «За веру и Отечество!» Мы проводим работу с молодёжью. В Воронежской области есть два кадетских корпуса казачьих. Кроме того, есть спортивные базы, где ребята занимаются единоборствами. Сам я являюсь тренером по боксу. Проводим соревнования по боксу и кикбоксингу. Кроме того, проводим работу по воцерковлению населения, возводим поклонные кресты… 

Казачий дух

В.М.: Александр Алексеевич, если говорить о современных казаках, какова их роль в современном обществе? 

А.Л.: У казаков наиболее развито чувство патриотизма. Казаки первые самоидентифицировали себя как русские люди. Казачество после 1991 года возникло практически ниоткуда, казалось бы. В советское время не разрешалось заявлять, что ты казак, объединяться в организации. Однако я помню ещё по своему детству — в Ставропольском крае, несмотря ни на что, все твёрдо знали, что они казаки, и продолжали этим гордиться. Казачество — это соль земли Русской. И это часть русского народа, которая способна к самоорганизации — тому, чего нам всегда не хватает. Когда в 1917 — 1918 годах проходило расказачивание, то сам Троцкий, который ненавидел казаков, заявлял, что казаки — единственные представители русского народа, способные к самоорганизации. Потому с ними надо быть беспощадными и выветрить этот казачий дух. 

То, что казачество возродилось, — это чудо. Но значит, в его возрождении возникла потребность. Оно появилось как противовес потугам наших соседей устраивать притеснения и гонения на представителей русского народа. Например, на Кавказе, в Крыму.

Возрождение казачества — это не просто блажь, а потребность времени. Для устойчивости русского государства, для самоощущения русского народа казачество необходимо. 

В.М.: Александр Алексеевич, скандал в станице Кущёвская не так давно потряс всю страну. Почему такое происходит в исконно казачьих местах? Даже там у казаков нет достаточного влияния и полномочий, чтобы бороться с такими явлениями, как сращивание криминала и власти? 

А.Л.: Сейчас казаки существуют как общественная организация. Власть находится в других руках. Раньше было Войско Донское со столицей в Новочеркасске. Там был атаман. И во всех хуторах и станицах власть была казачья. Сейчас нет района, поселения, где бы казачество жило по своим законам и обычаям. Казачество живёт по законам своего государства. 

Правда, когда зашла речь о добыче никеля, казаки выступили достаточно серьёзно. Но их никто не спрашивал, потому что сегодня это земля не их, а федеральная. 

В.М.: Александр Владимирович, по поводу Новохопёрска. Наши журналисты были на месте предполагаемой добычи никеля, встречались с казаками, которые выставили свои посты в местах геологоразведки. Есть ли у воронежских казаков официальная позиция по вопросу добычи никеля? 

А.А.: Я знаю, что в Урюпинске был сход атаманов, где решили создать экологическую комиссию, которая там теперь и работает. Пока мы до конца не осознаём, что там всё-таки происходит. Конечно, в связи с добычей никеля были волнения, поскольку все помнят норильскую тундру. Но к казакам в Новохопёрске мы, Войско Донское, отношения не имеем. Если будет приказ, то мы выйдем и будем свою точку зрения отстаивать. 

Как стать казаком

В.М.: Александр Алексеевич, вы говорите, что государство должно пересмотреть отношение к казачеству, добавить ему полномочий. Вот на ваш взгляд, в каких сферах могут быть задействованы казаки? 

А.Л.: В других странах — в тех же Соединённых Штатах, Швейцарии, — где есть межнациональные и миграционные проблемы, существует определённая сила, которую государст­во может использовать по отношению к тем, кто не хочет соблюдать закон. В США, например, есть национальная гвардия. Это не армия, а люди, которые находятся в запасе. Но у них есть своя техника, оружие, самолёты. Не так давно в Новом Орлеане было наводнение, и, когда начались грабежи, полиция не могла с этим справиться. И туда вводилась национальная гвардия, которая наводила порядок. В дореволюционной России такую роль выполняли казаки. Для стабильности государства нужна такая сила. В Краснодарском крае начали привлекать казаков в патрульную службу и стали платить за эту службу 25 тысяч рублей в месяц.

В.М.: Если человек почувствовал, что он в душе казак, что надо сделать, чтобы стать официальным казаком? 

А.А.: Обратиться к руководящему составу, хуторским или станичным, написать прошение о вступлении. Его выслушают, дадут испытательный срок. Он должен будет зарекомендовать себя, справой (то есть казачьей формой) себя обеспечить. А потом на круге его уже принимают в казаки. Человек даёт присягу в храме на Евангелии, кресте и оружии.

Полную ТВ-версию беседы  см. здесь

 
 
 
 
 
 
 
 
 
1