70 лет в колонии

В семье Кориковых из Боброва уже третье поколение трудится в местной колонии для несовершеннолетних

Валентина Фёдоровна и её сыновья обсуждают жизнь колонии даже во время семейных застолий
Анна Митрофановна пришла в колонию в 16 лет и проработала там до пенсии
0 121 11:34, 04.02.2014 № 1003 от 04.02.2014

С 1943 года в семье Кориковых не было случая, чтобы кто-нибудь из родственников не находился в колонии. Но для них это не печальный факт биографии. Наоборот, они гордятся, что их жизнь связана с Бобровской воспитательной колонией для несовершеннолетних. Семья Кориковых — это трудовая династия, члены которой работают в колонии в общей сложности уже больше 70 лет.

Вместо сказок истории про тюрьму

Первой в семье в режимное учреждение (тогда это была взрослая тюрьма, колонией для несовершеннолетних она стала в 1954 году) попала бабушка — Анна Митрофановна Рычкова. Во время Великой Отечественной войны 16-летняя Аня устроилась в колонию прачкой. А через какое-то время Ане, у которой за плечами было 9 классов, предложили стать делопроизводителем. Анна Митрофановна проработала в колонии до пенсии — 38 лет.

Через её руки прошли тысячи личных дел заключённых, она знала, кому и когда освобождаться, кто попадает под амнистию и т. д. После войны вышла замуж и родила двух дочек. Муж Фёдор тоже несколько лет проработал в колонии водителем. Но потом ему предложили более высокооплачиваемую работу, и он ушёл. А вот Анна по ту сторону забора чувствовала себя на своём месте. Даже дочкам — Вале и Гале — вместо сказок часто рассказывала истории, с которыми она сталкивалась на работе. 

Например, вспоминала, что в 1943 году, после Сталинградской битвы, к ним в тюрьму этапом попал взятый в плен немецкий фельдмаршал Фридрих Паулюс. Продержали его в Боброве всего день, в течение которого сотрудники колонии ходили на него смотреть (охранники по-свойски разрешали). Удивило Аню тогда, что арестант был всегда выбрит, причёсан, сапоги начищены...

Анна Митрофановна вышла на пенсию в 1981 году в звании капитана. И прожила ещё 27 лет. 

«Воспитывала сыновей в строгости»

Мамины рассказы не прошли даром. Если старшая дочь Галина не пошла по стопам Анны Митрофановны, то младшая Валентина проработала в колонии  21 год начальником учётного отдела. На заслуженный отдых женщина ушла в звании майора запаса.

Супруг Валентины тоже работал в колонии начальником отдела режима и охраны. Но его больше привлекала работа по специальности — инженер-строитель, поэтому он перешёл в строительную организацию. Зато оба сына Валентины Фёдоровны связали свою жизнь с колонией.

— Я воспитывала сыновей в строгости, — признаётся майор запаса Валентина Корикова. — Столько на работе насмотрелась на подростков, которые ломают свою жизнь из-за необдуманных поступков! Очень боялась, чтобы мои мальчишки чего-нибудь не натворили. И мои усилия не пропали даром — сыновья выросли прекрасные.

Старшему Роману сейчас 38 лет, и он уже пенсионер. В колонии проработал 14 лет. Был и воспитателем, и начальником отряда, следил за соблюдением в колонии прав человека. 

— Осуждённые ребята ходили за ним табуном, чтобы посоветоваться или просто поговорить, — не без гордости рассказывает Валентина Фёдоровна. — Если сын видел, что подросток исправился, он делал всё, чтобы добиться его досрочного освобождения. Многие освободившиеся ребята звонят ему и пишут письма…

34-летний сын Валентины Вячеслав, в своё время окончивший военный вуз и побывавший в горячих точках, в 2009 году попал под сокращение и больше в вооружённые силы не возвращался. Устроился работать в колонию, где сейчас отвечает за техническое оснащение — видеокамеры и приборы слежения.

«Раньше было больше воришек, а теперь насильников»

— Если раньше было множество мелких воришек, то сейчас чуть ли не половина отбывает наказание за изнасилования, — рассказывает Вячеслав. — При этом большинство из благополучных семей. Думаю, всему виной телевидение и Интернет, которые учат плохому несмышлёных пацанов.

— К нам один раз попал за кражу сын состоятельного бизнесмена, — вступает в разговор Роман. — Он вёл себя настолько дерзко по отношению к другим ребятам, что даже мы поражались. Кстати, папа сам на него заявление написал за то, что отпрыск у него деньги украл. Пока по 2 — 3 тысячи долларов брал, папа не замечал, а когда сын своровал у него всю зарплату для рабочих, папа пошёл в полицию... А вот подростки, попавшие в колонию за убийство, чаще всего, наоборот, ведут себя спокойно и даже подвержены депрессиям. С ними чаще, чем с другими, работают психологи.

Несмотря на жестокость совершённых некоторыми осуждёнными преступлений, Кориковы сопереживают каждому подопечному, ведь, по мнению Валентины Фёдоровны, зачастую дети попадают в колонию по вине родителей, которые недосмотрели за своим чадом или показали ему дурной пример.

Впрочем, интересы членов семьи колонией не ограничиваются. Роман и Вячеслав увлекаются волейболом. Устраивают соревнования, в том числе и в колонии. Роман в свободное время разводит кроликов, занимается цветоводством. А Вячеслав много времени проводит за чтением, предпочитает классическую литературу. Валентина Корикова помимо воспитания внуков занимается ещё и вышивкой. Кстати, много своих изделий она подарила колонии.

Возможно, на этом династия Рычковых — Кориковых не закончится: в семье подрастает четвёртое поколение — внук Глеб и внучка Даша. Может, и они когда-нибудь пойдут по стопам пап и бабушки.

СПРАВКА «Ё!»

На 40 воспитанников Бобровской воспитательной колонии приходится 100 сотрудников, из них 72 охранника. Для сравнения: в начале 2000-х, когда осуждённых было полтысячи, в колонии трудилось 200 человек.

Анастасия КАЖАРИНА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1