Воронежцев репрессировали по доносам соседей и коллег

Темой очередного обсуждения в программе «Встречи на «МОЁ! ТВ» стали политические репрессии 30-х годов XX века и причины, которые привели к этим страшным событиям. В дискуссии приняли участие заместитель председателя областной Думы, руководитель комиссии по восстановлению прав репрессированных Ирина Вениаминовна Транькова, внук репрессированного Василий Константинович Сафонов, писатель и журналист Александр Алексеевич Лапин и главный редактор «МОЁ!» Владимир Мазенко.

Через Молох репрессий прошли десятки тысяч воронежцев
0 114 11:22, 04.02.2014 № 1003 от 04.02.2014

«Через 8 дней деда расстреляли»

Владимир Мазенко (В.М.): Ирина Вениаминовна, сколько жертв политических репрессий насчитывается в Воронежской области и могут ли их родные и потомки познакомиться с делами своих репрессированных родственников? 

Ирина Транькова (И.Т.): В государственном архиве общественно-политической истории сейчас находится 37 тысяч дел репрессированных. По ним проходит около 50 тысяч воронежцев, поскольку по одному делу нередко проходило несколько человек. Архив стал доступен в 1992 году, и родственники смогли ознакомиться с делами своих репрессированных близких. Чтобы получить доступ к архивным данным, необходимо подтвердить своё родство с репрессированным человеком. 

Сегодня в живых осталось 2,5 тысячи жертв политических репрессий. В Дубовке перезахоронены останки 2 681 человека. Уже подготовлены ещё 10 ям, где будут перезахоронены останки около 400 человек. Поисковые работы ведёт общественная организация «Дон», оказывается помощь из областного бюджета. 

Важно, чтобы мы помнили о репрессиях и их жертвах. И что самое страшное — когда знакомишься с делами репрессированных, оказывается, что многие из них попали в лагеря или были расстреляны после доносов своих родственников, соседей, коллег… Родственники доносили из-за наследства, коллеги — чтобы получить освободившееся место, соседи — из зависти...

В.М.: Василий Константинович, ваш дедушка тоже был репрессирован после доноса…

Василий Сафонов (В.С.): Мой дед Иван Арсеньевич Тихонов работал заведующим архивом главпочтамта. 26 декабря 1937 года вечером в квартиру постучали трое военных (младший лейтенант и два сержанта), зашли и произвели обыск. Ничего антисоветского не нашли. Однако деда обвинили в антисоветской пропаганде и связи с церковниками. Дело в том, что дед умел рисовать, а дом, в котором они жили, стоял в ограде Успенской церкви (сейчас это территория Адмиралтейской площади), и священник отец Александр иногда просил деда обновить иконы. 

Кроме того, дедушка был человеком прямым, резким и говорил о недостатках в жизни открыто. И однажды его сослуживец — в деле есть его имя и фамилия — написал донос, что якобы дед занимается антисоветской пропагандой. Как следует из дела, сначала дед всё отрицал, но через восемь дней после ареста со всеми обвинениями согласился. Почему? Можно только догадываться. И уже 3 января 1938 года деда расстреляли. 

И.Т.: Вот у меня в руках дело по репрессированному и расстрелянному, человек опять-таки пострадал по доносу. В сельсовете ставили спектакль по пьесе Горького, и на время спектакля портрет Сталина убрали за сцену. Это и стало причиной ареста человека. 

«Мы должны знать имена доносчиков»

В.М.: Александр Алексеевич, как вы всё это оцениваете и как думаете, возможно ли повторение подобных событий в нашей стране? 

Александр Лапин (А.Л.):  У многих людей есть привычка сгибаться перед властью и говорить: «Чего изволите?» Объявила власть репрессии, и народ побежал писать доносы друг на друга. Может, нам как народу не хватает мудрости, понимания того, что у нас сегодня один начальник, завтра — другой и, может, не стоит торопиться рьяно выполнять приказы начальников. Сейчас стараются не ворошить эти дела. А я бы на месте власти эти дела ворошил и вспоминал, чтобы люди не забывались. Мы начинаем ностальгировать по Советскому Союзу и то, что имеем, не ценим. Говорим, что раньше, мол, было лучше. Но надо вспоминать, как было лучше. И не на словах, а покопаться в своих семейных архивах. Ведь в каждой семье были репрессированные, и потому нельзя забывать о своих близких.

У нашего народа есть ещё одна привычка: мы никогда не виноваты, а виновата власть. А ведь и немцы, когда их спрашивали, почему они людей расстреливали и сжигали в печах, отвечали, что делали это по приказу Гитлера. Но такая позиция маленького человека: нам, мол, Гитлер приказал, и мы готовы жрать друг друга, — абсолютно неверна. 

Мы должны вспоминать тех людей, которые участвовали в репрессиях. А мы стыдливо пытаемся прикрыть это дело. Но ведь доносчики — это не исполнители, которым приказывали. Это были добровольцы, которые вызывались писать доносы. И о таких людях нам надо знать. Пора открывать архивы. 

В.С.: О себе скажу, что я подписал документы о неразглашении фамилии доносчика на моего деда. Я считаю, что и не надо, ведь пятно ляжет на его детей и внуков. 

А.Л.: А я так не считаю. Нужно установить какие-то границы: по какой год мы держим данные в секрете. А сейчас все безымянные: кто писал, кто казнил. 

И.Т.: Что касается доносов, мы очень близко подошли к этому и в двухтысячные годы. В 1992 году экономика рухнула, по­явилось много беспризорных. И Совет Европы предложил нам свою модель ювенальной юстиции. Там так: достаточно одного звонка (особенно в скандинавских странах) — и отнимают ребёнка. И передают его в другую семью, в другой ребёнок не прижился — в третью. Но и там уже получили урок. В Норвегии создан Фонд жертв ювенальной юстиции, и эти жертвы отсудили у государства уже 60 миллионов долларов. 

А.Л.: Власть опиралась на самые низменные чувства людей, на самые низменные инстинкты. Политика строилась на зависти и ненависти. Но и сейчас в людях много подобного осталось. В Интернете, пользуясь анонимностью, люди грязью обливают друг друга. Нужно, чтобы люди знали: если что-то сделал, об этом в любом случае все узнают, хотя бы через сто лет. Нельзя допустить, чтобы власть низменные инстинкты опять начала возбуждать и строить на них своё господство. Иначе мы опять придём к краху.

Полную ТВ-версию беседы см. здесь

 
 
 
 
 
 
 
 
 
1