«Американские полицейские назвали нас чокнутыми»

Зачем молодые люди прыгают с мостов и насколько опасно это экстремальное увлечение

Снаряжение прыгунов выдерживает вес в несколько тонн, а вот какую нагрузку выдерживают нервы, никто не считал
По словам джамперов, стоит прыгнуть один раз — и потом остановиться трудно
0 262 09:50, 28.01.2014 № 1002 от 28.01.2014

— Первый раз прыгать с моста не так страшно, как второй, — рассказывает мне любитель экстремальных видов спорта Виктор Гончаров. — Ведь во второй раз ты уже знаешь, что тебя ждёт.

Роупджампинг, или прыжки с верёвкой с высоты при помощи альпинистского снаряжения, набирает всё большую популярность. Воронежские экстремалы собираются примерно раз в две недели, чтобы попрыгать с мостов. Эти сооружения являются наиболее удобными для роупджампинга благодаря многочисленным перегородкам, на которых можно закрепить верёвки.

18 января я вместе с джамперами отправилась на прогулку, чтобы узнать, чем же их так привлекает падение с высоты. В основном мои новые знакомые прыгают с моста «в никуда» на «Динамо» и нескольких мостов над рекой Дон. В этот раз мы поехали на мост над Доном, который находится сразу после поста ГИБДД на Курской трассе.

«Маме о прыжках говорю постфактум»

Забрались на мост немногим выше 15 метров (под ним сделаны ступеньки и дорожка с перилами). 

Не теряя времени, ребята начинают делать «маятник» — при прыжке получается, что не падаешь вниз, а раскачиваешься на верёвках, как на гигантских качелях. Как правило, джамперы занимаются ещё и альпинизмом, по­этому знают, как установить страховочную систему. Для прыжка все страховочные верёвки, карабины в целях безопасности дублируются. Сами же верёвки выдерживают нагрузку до 6 тонн.

Джамперы настоятельно советуют новичкам: ни в коем случае не организовывайте прыжки с моста самостоятельно, лучше присоединиться к профессиональной команде.

— Я не умею привязывать страховочное оборудование, поэтому подстраиваюсь под друзей, которые ездят прыгать, — говорит 21-летний Виктор Гончаров. — Зато со школы занимаюсь паркуром и гимнастикой. 

Виктор перелезает за перила и готовится шагнуть в пропасть. Секунда — и он летит вперёд над землёй, а потом обратно до колонны моста (кажется, вот-вот с ней встретится) и продолжает раскачиваться, как маятник. Я очень боюсь высоты, и от этого зрелища у меня даже пятки сводит...

Удивительно, но с мостов «летают» отнюдь не бесшабашные подростки, а инженеры, юристы, фотографы. В субботу вместе с воронежцами приехал попрыгать и спасатель из Липецка Антон Барышев.

— Первый раз я прыгнул прошлым летом на туристическом фестивале «Аннинские мосты» в Воронежской области, — рассказывает 26-летний липчанин. — У меня в жизни была тяжёлая ситуация, даже вспоминать не хочу. Прыжок помог мне избавиться от мрачных мыслей, после него стало намного легче. Потом я по­ехал в Крым на обучение, чтобы уже самому знать, как приспособить высотный объект под прыжки.

Антон говорит, что маме о прыжках он рассказывает только постфактум, чтобы не волновалась. А вот родители Виктора Гончарова свыклись с увлечением сына. Он уже научил младшую сестру делать сальто, а его старший брат сам заядлый экстремал.

«В США прыгали с 50-метрового моста»

Тем временем джамперы решили добавить экстрима и закрепить страховочную систему прямо над Доном, чтобы ощутить все прелести свободного падения. В этом случае используется уже эластичная верёвка, чтобы сработала амортизация, иначе можно сломать позвоночник. 

Возле «аттракциона» со свободным падением уже выстроилась очередь. Прыгали по команде видеооператора Антона Панкова. Особенность всех экстремалов — свои трюки они стараются снять на камеру и видеоролики выкладывают в Интернет. Антон работает инженером, а в свободное время сам любит попрыгать с мостов и снимает видео. Первый раз он прыгнул в 16 лет с моста на «Динамо».

— Сначала прыгал, потому что в школе нужно было быть крутым перцем, а потом понравилось, — вспоминает 26-летний Антон. — Я занял 15 тысяч рублей, накупил альпинистского снаряжения. И с друзьями мы начали устраивать прыжки за деньги, то есть давали прыгнуть всем желающим. За летний сезон удавалось заработать тысяч 30 рублей. А потом мы бросили этот заработок и стали прыгать в своё удовольствие.

Антон говорит, что с российскими полицейскими ни разу проблем не возникало. Единственное — стражи порядка интересовались без­опасностью экстремалов. А убедившись в ней, обещали сами прийти попрыгать. 

А вот в Америке русские джамперы удивили полицейских. Антон по программе Work and Travel ездил на работу в США, в Пенсильванию.

— Пенсильванию называют штатом мостов, поэтому я специально брал с собой альпинистское снаряжение, — рассказывает Антон Панков. — С друзьями мы решили попрыгать с железнодорожного моста, который проходит над рекой. Его высота была больше 50 метров (примерно 16 — 17 этажей. — «Ё!»). И однажды нас поймали местные копы. Оказалось, мост находится в частной собственности. Полицейские попросили нас удалиться, а потом удивлённо добавили: «Ну вы вообще чокнутые».

Глоток свободы

В субботу прыгнуть с моста решились и новички. Семейная пара Марина и Алексей Гранкины приехали просто посмотреть, а потом решили сделать «маятник».

— Вау, это круто! — кричала в полёте Марина.

Оказавшись на земле, девушка сказала, что было совсем нестрашно и она хочет прыгнуть ещё. А потом заявила мужу: раз она прыгнула первая, теперь будет командовать в семье. Вслед за ней полетел Алексей.

— Снова хочется жить, — радостно смеясь после прыжка, сказал Алексей.

— Самый кайф в том, что ты каждый раз, стоя на краю, должен сам себя перебороть, — вступает в разговор Антон Панков. — Я уже прыжков сто совершил. И хочется снова.

Антон считает, что почти все роупджамперы пошли в офисные труженики, потому что не получилось в жизни найти работу, связанную с экстремальными видами спорта. А прыжки с высоты как глоток свободы.

В погоне за острыми ощущениями экстремалов не пугает даже возможность получить травму. Хотя джамперы уверяют, что в Воронеже во время прыжков с мостов ещё ни у кого не было серьёзных увечий, в роупджампинге они не исключены. И перед шагом в никуда прыгуну остаётся надеяться только на себя и надёжность страховки.

КОММЕНТАРИЙ ВРАЧА

Чем чреваты прыжки с мостов?

Хирург БСМП № 1 Владимир НЕКРАСОВ:

— Роупджампинг — опасный для жизни вид спорта. Им не рекомендуют заниматься при любых хронических заболеваниях. Противопоказаниями являются заболевания опорно-двигательного аппарата и сердечно-сосудистой системы. Не занимайтесь прыжками после травм и операций. 

Наиболее вероятные травмы при прыжках с верёвкой — вывихи и повреждения суставов. Несоблюдение техники безопасности может привести к переломам конечностей и костей таза, а также серьёзным черепномозговым травмам и травмам позвоночника. Стоит заметить, что к нам в БСМП роупджамперы, к счастью, не обращались.

КОММЕНТАРИЙ ПОЛИЦИИ

Начальник пресс-службы ГУ МВД России по Воронежской области Елена ПОДТЫННЫХ:

— Прыжки с мостов не квалифицируются каким-либо законом как правонарушение. Дело в том, что мосты не являются охраняемым городским объектом (прыжки с подобных объектов могут расцениваться как хулиганство).  При этом люди, которые занимаются экстремальным видом спорта, конечно же, должны понимать, что рискуют своей жизнью.

В ТЕМУ

Трагедия с воронежским экстремалом

Воронежский парашютист-экстремал Антон Кнестяпин 24 июля 2010 года погиб в Норвегии. Трагедия произошла в результате несчастного случая при выполнении прыжков с парашютом с горы Щераг. Антон был в составе группы россиян, которые занимались экстремальными видами спорта. Во время выполнения прыжка спортсмена порывом ветра отбросило на скалу, в результате чего от полученных при ударе травм он погиб.

С 17 лет Антон занимался в левобережном клубе парашютистов. А потом увлёкся бейсджампингом (экстремальный вид спорта, в котором используется специальный парашют для прыжков с фиксированных объектов). Антон прыгал с высотных объектов более сотни раз. Он покорил городские жилые высот­ки, торговые центры и скалы. Погиб он в возрасте 25 лет...

СПРАВКА «Ё!»

Родоначальник роупджампинга погиб во время прыжка

Роупджампинг (англ. ropejumping) — экстремальный вид спорта, заключающийся в прыжке с верёвкой с высокого объекта при помощи сложной системы амортизации из альпинистских верёвок и снаряжения. Прыжки бывают со свободным падением и без свободного падения («маятник»). Во время прыжка опытные джамперы часто выполняют акробатические трюки и элементы.

Родоначальником роуп­джампинга считается американский скалолаз Дэн Осман. Спортсмен понял, что боязнь срыва мешает ему проходить сложные маршруты. Поэтому, чтобы побороть страх, он стал практиковать намеренные срывы, которые переросли в отдельное увлечение и стали развиваться как отдельный вид экстремального спорта. Дэн Осман погиб в 1998 году в возрасте 35 лет, выполняя очередной прыжок, — у него оборвалась верёвка.

Ольга ГНЕЗДИЛОВА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1